ФАЛЕРИСТИКА

суббота, 2 ноября 2013 г.

Орден Славы

До 1943 года в нашей стране любую награду, будь то орден или медаль, мог получить каждый гражданин, независимо от должности и звания. Но в ходе Великой Отечественной войны появилась необходимость в особой награде для высшего командного состава, наиболее прославленных советских полководцев, сыгравших выдающуюся роль в организации и проведении крупнейших стратегических операций. С другой стороны, следовало восстановить старую отечественную традицию, по которой еще в дореволюционное время существовали знаки отличия, предназначавшиеся исключительно для награждения «низших чинов» - солдат и унтер-офицеров, проявивших храбрость в боях, и на которые не мог претендовать ни офицер, ни генерал.


В один день, 8 ноября 1943 года, отдельными Указами Президиума Верховного Совета СССР были учреждены два ордена - «Победа», награда исключительно полководческая, и солдатский орден Славы.
Осенью 1941 года, когда враг рвался к Москве, художник Николай Иванович Москалев в свободные часы трудился над эскизом медали «За оборону Москвы». На недоуменные вопросы друзей - время ли заниматься этим, когда положение на фронтах тяжелейшее, - художник отвечал: «Это временные трудности. Вот увидите - у ворот Москвы Красная Армия непременно перебьет врагу хребет, и тогда новые заслуженные в боях награды будут сиять на груди наших воинов». На созданном Москалевым рисунке медали изображена правильная пятиугольная звезда со Спасской башней в центре. Но время было действительно трудное, и мечту об особой награде за защиту Москвы пришлось пока отложить.
Когда в августе 1943 года Технический комитет Главного интендантского управления Красной Армии получил задание разработать проект ордена для награждения солдат и сержантов, получившего первоначально имя Багратиона, в числе художников, привлеченных к этой работе, оказался и Н. И. Москалев. За основу своего проекта Николай Иванович взял композицию, над которой он трудился осенью сорок первого года. В октябре 1943 года проект Н. И. Москалева был одобрен Верховным Главнокомандующим. Одновременно был утвержден предложенный художником цвет ленты будущего ордена Славы (как он стал называться)- оранжево-черная, повторяющая цвета самой почетной боевой награды дореволюционной России - ордена святого Георгия.
Георгиевские кавалеры пользовались огромным уважением в России. Помимо значительных официальных привилегий, дававшихся награжденным «Георгием» (или, как его иногда называли в народе, «Егорием»), получивший эту награду традиционно имел право на дополнительные, не предписываемые никакими уставами знаки уважения - например, идущий навстречу Георгиевскому кавалеру военнослужащий приветствовал его первым, если даже был выше чином. Особо уважительно относились к полным Георгиевским кавалерам, заслужившим все четыре степени этой солдатской награды, первая и вторая из которых были золотыми, а третья и четвертая - серебряными.
Орден Славы учрежден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 ноября 1943 года. В те дни газета «Красная звезда» писала: «Учрежденный орден Славы является как бы преемником старого солдатского «Георгия». Действительно, новый орден очень напоминал дореволюционную награду. Он имел три степени (первоначально предполагалось сделать его четырехстепенным), из которых высшая I степень должна быть золотой, а II и III- серебряными (у второй степени был позолочен центральный медальон).
Но не только внешне русская и советская солдатские награды напоминали друг друга, статуты их также были во многом похожи. И тот и другой знаки отличия могли быть выданы лишь за личный подвиг на поле боя, оба выдавались в порядке строгой последовательности - от низшей степени к высшей. Не случайно в нашей стране с началом Великой Отечественной войны стихийно распространилось ношение старых солдатских «Георгиев». Награда, полученная еще в первую войну с «германцами», никого не удивляла и даже, наоборот, была способна вызвать дополнительные патриотические чувства. Вспомним, например, сцену появления старика с "Георгием" на груди в одной из сцен широко известного фильма военного времени «Секретарь райкома». Никто при этом не вспоминал о том, что формально этот знак отличия уже давно отменен.
В рядах Красной Армии воевал солдат С. Т. Кузин, кавалер двух Георгиевских крестов, добавивший к своим прежним наградам два ордена Славы за героизм в боях с фашистами. Достаточно известен Герой Советского Союза донской казак К. И. Недору-бов. Кроме медали «Золотая Звезда», заслуженной в Великую Отечественную войну, он носил и четыре солдатских Георгиевских креста, полученных еще в первую мировую.
В статуте ордена Славы были указаны подвиги, за которые мог присуждаться этот знак отличия. Его мог получить, например, тот, кто первым ворвался в расположение противника, кто в бою спас знамя своей части или захватил вражеское, кто, рискуя жизнью, спас в сражении командира, кто сбил из личного оружия (винтовки или автомата) фашистский самолет либо уничтожил до 50 вражеских солдат и т. д. Уже через несколько дней после обнародования Указа об учреждении ордена Славы страна узнала имена первых его кавалеров. 13 ноября был подписан наградной лист о представлении к ордену III степени старшего сержанта Василия Малышева. Он был награжден за отличие в бою в начале ноября, когда, скрытно подобравшись к вражескому пулемету, мешавшему продвижению наших войск, уничтожил его гранатой вместе с расчетом. Позднее В. С. Малышев заслужил и орден Славы II степени.
Первый по времени Указ о награждении орденом Славы 1 степени относится к 22 июля 1944 года. В соответствии с ним первыми полными кавалерами этой награды, то есть получившими все три степени, стали ефрейтор М. Т. Питенин и старший сержант К. К. Шевченко. Свой первый орден Славы Константин Шевченко заслужил в начале 1943 года при прорыве вражеской обороны у деревни Бондари в составе лыжного ударного батальона разведки. Орден Славы II степени Шевченко получил весной 1944 года, отличившись в боях на Западной Двине. По заданию командира он переправился на противоположный берег реки, занятый фашистами, и уничтожил вражескую огневую точку, обстреливавшую наши позиции. Третий орден Славы старший сержант прикрепил к гимнастерке за отличие в боях летом 1944 года в Белоруссии. Во время нашего наступления в направлении Витебск - Орша потребовалось срочно взять «языка». Получив приказ, Шевченко пробрался во вражеский тыл и захватил в плен командира фашистского полка, а затем благополучно доставил его в свой штаб.
Но знак ордена Славы I степени с номером один получил другой герой, старший сержант Николай Залетов, награжденный несколько позже, 5 октября 1944 года, за отличие при штурме так называемого «Карельского вала»-мощных укреплений, построенных фашистами в надежде задержать наступающие советские войска. Во время штурма «вала» был убит командир роты, в составе которой воевал Н. Залетов. Приняв на себя командование, он во главе роты первым ворвался во вражеский опорный пункт и за этот подвиг получил награду, сделавшую его полным кавалером ордена Славы.
Среди полных кавалеров ордена Славы есть четверо, удостоенных также и звания Героя Советского Союза. Это гвардии старший сержант А. В. Алешин, летчик младший лейтенант И. Г. Драченко (в авиации право на орден Славы имели и младшие лейтенанты), гвардии старшина П. X. Дубинда и старший сержант Н. И. Кузнецов. Причем последний узнал о своем награждении орденом Славы I степени всего лишь несколько лет назад.
Мы с восхищением смотрим на мужчин, носящих на груди три ордена Славы. А ведь среди заслуживших на поле боя все три степени этой награды - четыре женщины: снайпер старшина Н. П. Петрова, пулеметчица сержант Д. Ю. Станилиене, медсестра старшина М. С. Ноздрачева и воздушный стрелок-радист гвардии старшина Н. А. Жур-кина. Ратный подвиг выделяет их даже среди двух с половиной тысяч других полных кавалеров ордена Славы.
Всего за отличие в годы Великой Отечественной войны было выдано около миллиона знаков ордена Славы III степени, более 46 тысяч - II степени и около 2600 - I степени.

Комментариев нет:

Отправить комментарий